Sudakov
Интервью с
Сергеем Судаковым —
основателем ювелирного бренда SUDAKOV — о современном подходе к созданию премиальных запонок, ювелирном деле и ДНК бренда.
— Расскажи, как ты оказался в ювелирном деле?
— Я работал в банке, руководил отделом дизайна. Мы делали очень много разной продукции - визуализировали годовые отчёты, оформляли офисы — в общем, всё, что касается арт-дирекшна банка. Очень много нулей и единиц, которые воплощаются в какую-то полиграфическую продукцию. И которая потом выбрасывается просто стопками.
Мне захотелось сделать продукт, который бы жил и проходил через года, возможно, даже через жизни.
При этом помогал бы самовыражению, нёс эстетику, отражал мои профессиональные и личные интересы, и помогал бы это делать другим людям, достигшим определённого уровня жизни и положения. Я тогда постоянно ходил в костюмах и носил запонки. При этом на рынке не удавалось найти какие-то интересные ювелирные решения. И я просто начал рисовать запонки. Ну а потом понял, что их можно делать. И начал делать.
— И в этот момент ушёл из банка?
— Думал об уходе. И так совпало, что у нас случился самый настоящий юридический рейд и всем сказали: «Спасибо, вы свободны». Были тонкости, о которых широко не расскажешь. В общем, это было жёстко, такой переломный момент. Какое-то время я еще продолжал карьеру арт-директора, но достаточно быстро осознал, что хочу делать своё.
— Сразу решил делать запонки?
— Не сразу, постепенно. Если мужчина хоть как-то интересуется модой, не в смысле трендами, что модно в этом сезоне, а проявляет интерес к дорогой одежде, к какому-то стилю, то у него не так много вариантов, как себя можно украсить. Например, часы, покупаешь их, носишь и любишь. Что еще из мужского есть? Запонки, классический костюм, сорочки и галстуки, спортивная одежда.

Но именно из украшений не такой большой выбор, с чем можно было бы поиграть. Запонки, ну и браслеты может ещё. Когда я попал в банк, мне все начали напоминать по поводу дресс-кода. Ну и понятно, когда ты вынужден ходить в сорочках, в брюках и пиджаках, тебе хочется какого-то экзита, самовыражения, эксклюзивности в образе. Так и родилась моя тема запонок.
— А что запонки символизируют в твоём понимании?
— Это такая fancy-штука. Определенная эстетика для людей, которые обладают высоким разрешением в области внешнего вида. Как статусный символ причастности и членство в особом неназванном клубе. Люди же всегда себе придумывают какие-то клубы по интересам — кто-то вино дегустирует, кто-то под парусами ходит, винил коллекционирует. Кто чем занимается.

Ну то есть это группа людей, которые самоидентифицируются через запонки, если можно так выразиться.

— Часто мужчины заказывают себе запонки или в основном это подарки?
— По-разному. Состоятельный человек может зайти в магазин и купить все, что он хочет, но у него, допустим, нет прямой потребности в запонках. Но вот у его близких есть желание показать свое особое отношение к такому человеку, они начинают искать ультра-персонализированную вещь, не уступающую по качеству Cartier или Hublot, с именем и фамилией на изделии, с каким-то символически важным для человека образом. И тогда они приходят к нам.
Женщинам важно, что они дарят и насколько могут передать своё тонкое ощущение человека
Наши клиенты в основном девушки, женщины. Они мыслят отношениями. Им важно, что они дарят и как, насколько могут передать своё тонкое ощущение человека, свои эмоции с помощью подарка. Женщина вкладывает в подарок послание, какой-то месседж, посвященный развитию отношений или подчёркивающий какие-то качества и достоинства своего мужчины. На тыльной стороне запонок мы часто гравируем разные личные послания. Иногда очень пикантные какие-то вещи. Что мы там только ни писали!
Женщинам важно, что они дарят и насколько могут передать своё тонкое ощущение человека
Наши клиенты в основном девушки, женщины. Они мыслят отношениями. Им важно, что они дарят и как, насколько могут передать своё тонкое ощущение человека, свои эмоции с помощью подарка. Женщина вкладывает в подарок послание, какой-то месседж, посвященный развитию отношений или подчёркивающий какие-то качества и достоинства своего мужчины. На тыльной стороне запонок мы часто гравируем разные личные послания. Иногда очень пикантные какие-то вещи. Что мы там только ни писали!
Мужчины — наши редкие клиенты, но всегда постоянные. Они покупают запонки как для себя, так и в подарок родственникам, друзьям или коллегам. Чаще всего это какие-то бизнес или корпоративные подарки. Подарок боссу, бизнес-партнеру или высокопоставленному лицу.
— Когда заказывают запонки с индивидуальным дизайном, что чаще всего хотят подчеркнуть в человеке? Это как-то связано с его статусом, увлечениями или выражает какой-то глубокий аспект его личности?
— Чаще всего люди приходят с запросом: «Я ищу что-то особенное, но вообще не знаю, что можно сделать». В таких случаях диалог строится на простых паттернах: «У нас с мужем опаловая свадьба. Давайте всё опаловое» или «Мой мужчина Козерог и интересуется боксом. Давайте нарисуем Козерога в перчатках», «Я занимаюсь яхтингом. Давайте нарисуем яхту» и т.д.

Но когда мы имеем больше вводных о будущем владельце, то и проект всегда получается более красивым и оригинальным. Наша же задача — получить от клиента как можно больше информации о получателе. Мы всегда предлагаем продуманные и изысканные варианты, показываем кейсы, которые вдохновляют и направляют людей, и вместе создаём лучшее решение для каждого конкретного случая.
У нас есть классный кейс, посвященный экспедиции на полюса. Я так понимаю, это была государственная исследовательская история. Участникам экспедиции заказали запонки. На одной стороне изображён Северный полюс, на другой — Южный, плюс флаг России, карта с детализацией, имя и фамилия участника, а на ножке даты экспедиции. Сверху накладка с цитатой их руководителя «А хуле дома сидеть?» Это был настоящий эксклюзив, такой заказ было очень интересно делать.
У нас есть классный кейс, посвященный экспедиции на полюса. Я так понимаю, это была государственная исследовательская история. Участникам экспедиции заказали запонки. На одной стороне изображён Северный полюс, на другой – Южный, плюс флаг России, карта с детализацией, имя и фамилия участника, а на ножке даты экспедиции. Сверху накладка с цитатой их руководителя «А хуле дома сидеть?» Это был настоящий эксклюзив, такой заказ было очень интересно делать.
— Это правда, что вы берете предоплату всего тысячу рублей? Почему так мало, в чём прикол?
— Это простой вход для клиентов. Когда человек сталкивается с процессом создания запонок или любого украшения на заказ, ему трудно оценить тот или иной этап. С готовыми украшениями всё просто, приходишь в магазин и покупаешь, у тебя есть возможность рассмотреть вещь, повертеть в руках, понять нравится она тебе или нет. А разработка индивидуального украшения – это сложно. Но мы сделали очень чёткий и понятный сервис, который нравится нашим клиентам. Всегда в конце сделки мы слышим:
«Ребята, ВАУ, это было классно! У вас супер сервис! Мне все понравилось»
Тысяча рублей это предоплата, которая входит в стоимость изделия. Мы берем ее и начинаем рисовать эскиз. Я всегда слежу за перепиской с клиентами в чатах и заметил, что люди часто извиняются, когда просят доработать дизайн, им становится неловко, а ведь наша цель, чтобы клиент получил именно то украшение, которое будет ему по душе. Обычно разработка эскиза стоит в районе пятнадцати тысяч рублей и уже после второй правки дизайнеры начинают психовать. Мы же рисуем эскизы бесконечно и никогда не скажем клиенту, что нам надоело. Один раз мы внесли около 35 правок в эскиз, по-моему, это классно! Клиент был счастлив.
— SUDAKOV - технологичная компания. О чём именно речь?
— Под технологичностью, мы имеем в виду наше отношение к техпроцессам, их наличие, использование сложного оборудования. Сейчас SUDAKOV — это такой необычный синтез ювелирной мастерской и цифрового сервиса с прописанными и автоматизированными процессами, что помогает нам оказывать услуги с высоким качеством продукта и сервиса.
Как следствие, от большинства компаний нас отличает то, что мы не ленимся делать максимально сложные изделия, потому что все процессы понятны.
— Можешь ли ты сравнить качество изделий SUDAKOV с изделиями больших брендов?
— В SUDAKOV очень высокое качество. Я тонко вижу несовершенство в любых его проявлениях. Это важно, особенно, когда ты занимаешься ювелирными украшениями. Наши лазеры работают с точностью одна сотая миллиметра. Ты берёшь миллиметр, разбиваешь его на сто частей, и берёшь одну такую часть — это точность попадания лазерного луча в графику, которую мы делаем. Когда ты привык работать с такими сущностями, то потом на любые мельчайшие расхождения тебе становится больно смотреть. Потому что появляется совершенно другое ощущение качества и детализации. Когда человек получает изделия в живую, он это подтверждает.
Компания существует уже семь лет, и чаще всего, когда люди так долго чем-то занимаются, существует фундамент из ценностей, какого-то видения, миссии. Чувствуешь ли ты этот фундамент?
— Конечно! Я понял, что сделал бренд. Да, в узкой нише. Но я его сделал, нас знают. Это был мой не первый бизнес, но такого уровня — первый. Я считаю это своей победой, заслугой. Я горжусь своим брендом. Я выстроил классные процессы, рождающие уникальный красивый продукт.

Если взять исторические бренды, такие как Louis Vuitton, Prada, Bulgari — они все прошли через столетия, им по двести, по триста лет. Их ДНК формировалась годами, для того, чтобы они стали такими, как сейчас. И мне нравится мысль, что я просто посеял это зерно, оно сейчас растёт и будет расти дальше.

— Нравится думать, что это уже нечто большее, чем ты сам?
— Да. В смысле, мне нравится думать, что это дело пригодится и моим детям, и, возможно, детям моих сотрудников. Как и наш продукт, кстати.

Это компания, которая пройдёт сквозь года, которая существует не в пятилетней перспективе, а в столетних циклах. Это же совсем другая история.
— Что сейчас тобой движет?
— Думаю, что сейчас — это как раз зарождение собственной ДНК бренда. Есть какие-то личные качества, которые идут от меня, и которые я прививаю своим сотрудникам, набираю их по определенным качествами. Это как принципы нашей повседневной жизни.
У нас есть такой принцип, что правда — это лучшая стратегия
Например, у нас есть такой принцип, что правда — это лучшая стратегия. Бывает такое, что-то идёт не так. Тогда мы максимально честны с клиентом. Мы всегда говорим правду. При любых раскладах этот принцип сохраняется. Я не люблю ложь. Я не люблю, когда люди начинают мельтешить — это сразу же видно. Это отнимает время. У меня были менеджеры, которые начинали что-то там врать клиенту, и потом это, естественно, начинало всплывать. Приходилось прощаться с людьми.

Разные эпизоды были в жизни, и выработался принцип правды. Если что-то есть — приди, скажи, среда максимально лояльная. Можешь открыто обсуждать рабочие дела — такая система.
— Есть ли стереотип у покупателей ювелирных украшений, что русское — это не очень?
— Сейчас очень много молодых ювелирных брендов и дизайнеров. В основном это такое дизайнерское серебро. Минималистичные приятные женские украшения с ценообразованием примерно 4-10 тысяч рублей. Чаще всего они продаются через Instagram и сейчас имеют очень широкую популярность из-за очень простого входа в этот рынок. Думаю, в этом сегменте такого стереотипа нет.

Но мы работаем в премиальном сегменте, и здесь этот стереотип проявляется. Я поездил по миру — есть, с чем сравнить, и вижу, что у русских реально есть комплексы относительно самих себя. Русские, особенно москвичи, избалованы сервисом, но при этом считают, что в России сервис очень плохой, и смотрят за границу. Поэтому мы уже работаем на иностранных рынках, чтобы получить там признание. А потом тебя начинают ценить на родине. Это какой-то паттерн.
— Какие сейчас ювелирные тренды?
— Всё еще минимализм, но он отходит. Что приходит ему на смену? До конца ясности нет. Наше время — время эклектики, смешения форм, бесконечные сочленения друг с другом всего того, что уже было до этого. Оно как-то вместе существует, и я не знаю, до какого момента будет существовать.
Лично мне хочется, чтобы маятник наконец качнулся от излишнего примитивизма в сторону чего-то более изысканно сложного. В этой парадигме и работает SUDAKOV.